קהילה קונסטנץ

SYNAGOGENGEMEINDE KONSTANZ

Schottenstraße 73

Иудаизм для "чайников"

Bild: "Cheider"

Bildquelle: www.artlevin.com @ Copyright by Art Levin, Inc. All rights reserved.

Ам наваль N43(543) - 20.02.2016

Ceterum censeo Synagogis esse ut ædificaretur

Нельзя сомневаться только в одном - в необходимости сомнений.

   - Итак, дети,- сказал учитель, закрывая книгу,- кто скажет, хорошая это была сказка или плохая?
   - Хорошая, хорошая,- вразнобой завопили дети.
   - А кто объяснит, почему? Да, вот ты, отвечай.
   - Потому что принц женился на принцессе,- без тени сомнения ответил ребёнок.
   - Близко. Но не совсем так.
        Учитель заложил руки за спину и принялся расхаживать перед детьми.
   - Сказка, которую мы только что прочитали, добрая и хорошая, потому что главный герой в ней-принц. Для него действительно наступил хэппи-энд. В отличие от остальных персонажей, над судьбой которых мы не задумываемся. Принц украл принцессу прямо из-под венца-а кто-нибудь спрашивал, хочет она того или нет? Может, её прежний жених нравился ей больше-а он, кстати, был очень достойный молодой человек. Два государства оказались втянуты в войну, тысячи солдат сложили головы, но кому это интересно? Каждый убитый был чьим-то сыном, мужем или отцом, но их судьба и горе их семей остаются за гранью повествования, сказка не о них. Сказка о принце, который добился своего. Увидел красивую девушку, захотел её, получил, фактически вынудил выйти за себя замуж, и жил потом долго и счастливо, правя королевством её убитого отца.Но поскольку сказка всё-таки о принце, а не о короле, принцессе или любом из безымянных солдат-это хорошая сказка со счастливым концом.
        Учитель остановился, повернулся лицом к детям и поднял палец.
   - Запомните, дети.Чтобы одна-единственная сказка для кого-то сложилась хорошо, множество других сказок должны закончиться плохо.Но в расчёт принимаются только судьбы принцев. Только они…

bormor.livejournal.com

      Религия не делает человека куклой в руках Б-га; напротив, она возвышает его до высочайшего уровня, давая ему возможность признать Б-га по своей свободной воле. Этому «сотрудничеству» положил начало Б-г при Встрече; оно поддерживается после Встречи постоянно обновляющейся верой человека. Чтобы это стало возможным,Б-г должен скрываться: во время Встречи – чтобы дать человеку выжить; затем в истории – чтобы защитить духовную свободу человека в принятии его решений о Б-ге; и, наконец, Б-г должен оставаться скрытым для доказательств разума,чтобы оставить человеку его интеллектуальную свободу.Там,где есть принуждение, нет места сотрудничеству В вере всегда есть какой-то элемент риска.Человек может всю жизнь верить, но если Б-г продолжает молчать, душа человека никогда не избавится от своего земного одиночества.Таким образом,утверждение,что Б-г «молчит в любви Своей»– это высочайшее творческое обязательство, на которое может быть способен человек. Элемент риска является здесь тем источником напряжения,который сохраняет веру вечно молодой. Благодаря риску,человек каждый день должен верить заново, утверждать свою веру вновь и вновь. В этом и состоит принципиальное значение веры. Вера –это обязательство по отношению к Б-гу; это позиция, утверждающая, что Б-г постоянно заботится о человеке и мире.Это позиция, занятая человеком по свободной воле, в ситуации, в которой отрицание Б-га не является логически невозможным. Только то, что это обязательство принято без всякого принуждения, и делает его вообще обязательством;лишь поэтому оно и является продолжением того сотрудничества, которое было начато Б-гом во время Встречи.Обязательство, принятое изъявлением свободной воли,–это отличительное свойство сотрудничества.

      Возможно, это объясняет тот факт, что встречи должны быть редки и скоротечны. Б-г может открываться человеку только прячась. Принципиальная несоразмерность между трансцендентной жизненной мощью Б-га и природой человека подвергает опасности человеческое существование. Но даже несмотря на то,что,открываясь человеку,Б-г прячет свою мощь, угроза человеческой личности сохранялась бы, если бы встречи происходили часто. Частые встречи могли бы и не повлечь совершенное растворение индивидуума в Абсолюте– но они уж точно свели бы на нет его свободу выбора. Если встречаются два человека, они могут вступить в сотрудничество или не вступить в него; поскольку они равны между собой,они вправе и принять друг друга, и отвергнуть. Но не так с Б-гом; тот, кто встречает Б-га, не может Его отвергнуть. Частые встречи между Б-гом и человечеством дали бы нам уверенность, но эта уверенность обладала бы такой силой, что она сокрушила бы нашу свободу признавать Его. В интересах религии Всевышний должен быть «прячущимся» Б-гом. Кажется, теперь мы готовы примириться с идеей, что разум не знает никакого убедительного пути к Б-гу. В соответствии с требованиями религии, интеллект не должен быть способен на большее, чем на «наиболее вероятную гипотезу» существования Б-га. Любое убедительное дказательство– это некое интеллектуальное принуждение.Правда,никакое философское доказательство не привело бы нас к «заботящемуся» Б-гу религии; но, тем не менее, логическая необходимость имеющих силу доказательств существенно снизила бы элемент свободы и риска, необходимый для веры. Из-за бесконечного неравенства между Абсолютом и человеком интеллектуальное принуждение подорвало бы ценность обязательств человека по отношению к Б-гу.

      Для чего нам дана свобода? Чтобы делать всё, что хочется? Так принято считать в современном «глобальном» обществе. Беда в том, что свободой такое состояние не является.Вспомним традиционный идеал старой Европы – королевство Артура и рыцарей Круглого Стола. Кто наиболее свободен? Король. Может ли он делать всё, что хочет? Нет! Он ограничен жесткими законами чести. Он не может поступить вопреки правилам, которые диктует ему вера и звание. Чуть меньше ограничений у его рыцарей: они могут выбирать сторону в конфликте, они способны пренебречь одной опасностью ради другой; наконец, они могут выбрать, куда повернуть своего коня. Король же даже и этого не может: где бы он ни был, сердце Англии – у него в груди. Простолюдина же не ограничивает почти ничто. Он может быть подл, лжив, вороват – пока не столкнется с рыцарем.Позволь,скажете вы, но ведь это моральные ограничения! А в материальном-то смысле – читай Марка Твена – рыцари делали всё, что захотели, а бедные крестьяне...В том-то и дело. Для многих наших современников материальное ограничение реально, а моральное – призрачно. Его как бы не существует. Для жителя же легендарного Артуровского королевства моральное превалирует над материальным, и свободный рыцарь связан бóльшим числом запретов, чем его вассал или раб.

Позвольте, а какая связь между рыцарями короля Артура, которых, скорее всего, никогда и на свете не было, и нами?Чтобы ответить на этот вопрос, вспомним, что мы называем еврейским народом.

   а) Евреи суть общество людей, связанных особым Заветом с высшими силами. (Для сравнения: англичане и китайцы не определяют себя подобным образом).

   б) Любой человек, решающий присоединиться к этому Завету, немедленно становится евреем. (Для сравнения: китаец, переехавший в Англию, не становится англичанином; его дети могут считать себя англичанами - в некоторой степени - если они воспитаны в английской культуре).

   в) Сын или дочь еврейских родителей (в наши дни, как минимум, еврейской матери) - еврей(ка).

      В третьем пункте мы, более или менее, совпадаем с другими народами. Но этот пункт определяет не только народы. Сын родителей-дворян будет дворянином. Сын родителей-казаков - казаком. В старину сын кузнеца практически всегда был кузнецом - но мы же не считаем эти образования национальностями!Совокупность этих трёх пунктов, как это ни удивительно, имеет чёткий аналог в традиционной европейской культуре. Это - рыцарский орден. Рыцари были связаны обетом, любой принимающий этот обет с согласия ордена становился рыцарем. Членство в европейских орденах не всегда передавалось по наследству, но дети рыцарей чаще всего вступали в тот же орден, что и их родители - если, конечно, в данном ордене не существовало обета безбрачия...Таким образом, возможно, продуктивнее будет рассматривать еврейский народ (клаль Исраэль - общность Израиля) не как народ в европейском смысле, а как рыцарский орден. (Что, кстати, близко анекдотической, но верной фразе "еврей - это профессия").Эта аналогия может помочь нам понять многие нюансы нашего существования - в том числе и вопрос о свободе, который возникает в связи с праздником Пурим - и с нашей недельной главой. Свобода, данная нам после египетского плена, как и свобода, заново обретенная нами после преследований Амана и его своры (и всех наследников Амана в наши дни!) дана нам, чтобы обременить нас (в хорошем смысле слова) ограничениями и повелениями. Мы свободны, над нами – Единый. Мы выбрали быть Его рабами; Его повеления освещают и освящают нашу жизнь. Исполняя заповедь, мы произносим благословение: «Благословен Ты, Единый, Б-г наш, Царь Вечности, освятивший нас своими заповедями»…

      И сделай хошен правосудия искусной работы, соответственно нагрудному одеянию сделай его: золотой, голубой и багряной тканью, и шелком алым и льном пронизанным сделаешь ты его... (28,15)Что такое хошен? Я не имею в виду значение слова, хотя и оно заслуживает внимания: русский синодальный перевод называет его "наперсник" (т.е. нагрудник), а этимология ивритского слова неясна: этимолог р. Э. Клейн сближает его с арабским корнем ХСН "быть красивым, здоровым" (как в именах Хасан и Хусейн - соотв. "красавец" и "красавчик"), а р. Шимшон Гирш (РаШаР) - с ивритским ХСН "хранить, содержать". В дебри семитской этимологии, связанной с этими корнями, мы залезать не будем (к ним косвенно примыкает и русское слово "магазин"), а вернёмся к вопросу: что же такое - хошен? Для чего он нужен? По внешнему описанию хошен подозрительно похож на современные мобильные телефоны: двенадцать камней-клавиш, три на четыре. Цель его - и будет Аарон носить имена сынов Израиля на хошене правосудия на сердце своём, когда будет приходить в святыню, для вечной памяти перед Единым (29). Но не только для напоминания служит хошен: и помести в хошен правосудия урим и туммим, чтобы были они на сердце Аарона, когда он предстаёт перед Единым (30). Загадочные урим и туммим не описываются, но из других мест в Торе ясно, что они использовались для получения Великим Коэном информации непосредственно от Единого. Например, и перед Эльазаром, коэном, будет он (Йеhошуа бин-Нун) стоять, и тот будет для него спрашивать решение [через] урим от лица Единого (Бемидбар 27,21). То есть перефразируем: цель хошена (с находящимися в нём таинственными элементами урим и туммим) - гадание.Позвольте! Но ведь гадание, столоверчение, колдовство - противны духу Торы!

      Всё верно. Противны. Но это здесь ни при чём. Потому что одна из самых важных истин, которые Тора передаёт нам постоянно, звучит так: бесконечный Единый Творец близок и досягаем, потому что он прямо общается с любым живым существом. Слушайте Б-га, учит нас Тора разными способами; а царь Давид ясно говорит: близок Единый всем зовущим Его - всем, кто по-настоящему Его зовёт! (псалом 145, ст. 18). Заниматься гаданием, призывая духов, призраков и демонов и спрашивая их совета, действительно нельзя: в первую очередь потому, что гадающий воспринимает "духа" как нечто более авторитетное, чем он сам, и переносит на него собственную ответственность. Гадание - это ещё одна разновидность сотворения кумира, ещё один способ уйти от выбора (мы обсуждали это в главе "Мишпатим", когда говорили о заповеди "ведьму не оставляй в живых").А общение с Единым настолько важно, что, если человек не слышит Его голос напрямую, дозволено даже использовать язык знаков/примет (например, открыть книгу наугад) - лишь бы человек сознавал, что этим самым он получает знак от Того, Кто сотворил Вселенную и его самого.

      "и сказал Гидъон Б-гу: если Ты намереваешься спасать моей рукой Израиль, как Ты говорил [т.е. как я понял Твои слова!], то, вот, я разложу на гумне этот кусок шерсти - если роса будет только на ней, а вся земля [вокруг] будет сухой, я буду знать, что моей рукой Ты спасёшь Израиль, как Ты говорил. И было так. (Шофтим /Книга Судей/ 6,36-38). Гидъон, всё ещё неуверенный в ответе, просит Б-га повторить знамение-но с обратным знаком: пусть сухой останется только кусок шерсти, а на всей земле пусть будет роса. И так и сделал Б-г в ту ночь (39). Священная книга Судей говорит нам открыто о том, как использовать знаки.Но общение с Единым тоже ни в коем случае нельзя использовать как способ уйти от ответственности - на то и Третья Заповедь: "не нагружай Единого попусту". Б-г может помочь нам, если мы Его спросим, и Он поможет нам услышать Его, если мы Его попросим: но Он не сделает за нас выбора…

      Всевышний говорит Моше, чтобы тот "приблизил к себе" Аарона и его сыновей, чтобы те стали коэнами - служителями Творца. Но вместо карэв "приблизь" Бог употребляет hакрэв "принеси в жертву". Именно в этом смысле повсеместно употребляется этот глагол. Очень редко он означает "приблизить" - и именно в контексте "приблизить к Богу". Что же, нам стоит перевести первый стих гл. 28 как "А ты принеси в жертву Аарона, брата своего"? Возможно, что так; вспомнив о долгой жизни, которую прожил Аарон после этого "жертвоприношения", мы снова поймём, что Творцу наша жизнь нужнее нашей смерти; что настоящее жертвоприношение не всегда связано со страданием; что жертвенность, наконец, может быть радостной и весёлой. Тогда мы вспомним жертвенный подвиг Эстер и радость праздника Пурим, которой этот подвиг обернулся - и улыбнёмся. И Всевышний улыбнётся нам в ответ.

      Тора многократно возвращается к теме Святилища: повеление о постройке, порядок выполнения работы, сборка, разборка, функционирование — все это описывается вновь и вновь. Чтобы понять причину утомительных повторений мельчайших подробностей его устройства, надо сначала выяснить, в чем состоит суть. Святилище — это сложный инструмент, некий механизм, который должен соединить между собой землю и небеса. Для того чтобы успешно выполнить эту задачу, надо обеспечить нормальное функционирование всех элементов системы. От механизма требуется только одно: чтобы он работал. Если что-то в нем будет сделано неправильно, то он даст сбой; даже в результате минимальной, совершенно непреднамеренной ошибки.Возведение Святилища можно уподобить строительству космической станции. Это очень сложная структура, которая включает в себя множество деталей, и каждая из них требует максимальной точности в производстве. Вначале необходимо тщательно выполнить все расчеты, а затем создать каждую деталь так, чтобы практическое воплощение идеи полностью соответствовало замыслу. На каждом уровне осуществлением проекта занимается целый коллектив: один повторяет расчеты, другой сверяет получившийся результат с требованиями плана; третий пытается все собрать, чтобы убедиться, что каждый винтик входит на предназначенное для него место, ничто не выпало, нет никаких зазоров, все гайки закручены как следует.На завершающем этапе производственного процесса, когда станция будет построена, собрана, снабжена необходимыми приборами, настанет критический момент: кто-то нажмет на кнопку, и лишь тогда выяснится, будет она действовать или нет.

      В восьмидесятые годы Советский Союз послал две автоматические межпланетные станции к спутникам Марса.Они работали на солнечной энергии и поэтому периодически должны были корректировать свое положение относительно Солнца. Каждый день, в течение нескольких секунд, с Земли на станцию отправлялось сообщение, содержащее в себе тысячи параметров. Эти указания надо было проверять и перепроверять, чтобы не произошло никакой ошибки, и так день за днем, строчку за строчкой. Однажды в программный код была внесена одна неправильная цифра, однако тот, кто должен был проверять эти данные, не обратил внимания на ошибку. Это случилось в пятницу. Сказались наступившие выходные — и в субботу проверка получения спутником приказов осуществлена не была. В воскресенье тоже никто ничего не заметил, а когда все вернулись на работу в понедельник, оказалось, что станция не откорректировала свое положение и поэтому потеряла энергию. Связь с ней прервалась. Так она и вращается до сих пор где-то в межпланетном пространстве. К таким результатам привела ошибка в одном знаке, из-за которой бортовой компьютер не смог принять переданную команду.Аппарат остался цел и невредим, но он не выполнил своего назначения. Он мог принести пользу, а стал мертвым космическим хламом.Это же относится и к постройке Святилища. Когда заканчиваются постройка и сборка, когда совершают помазание и освящение и все приводят в готовность, Святилище подобно ракете, которая должна взмыть в небеса. Настает критический момент. В этом смысле кульминацией строительства является церемония освящения (Ваикра, 8–9). Казалось бы, в этих главах нет никакого напряжения. В них описаны облачение священников и совершение жертвоприношений. Однако на самом деле напряжение огромно, и оно возрастает от стиха к стиху.

      Работы по его сооружению продолжались месяцами; казалось бы, нет никакого сомнения, что все в порядке, брусья соединяются — но Моше раз за разом собирает и разбирает его. Ему не было достаточно того, что все выглядит нормально. Может быть, обнаружится какой-нибудь зазор? И вот проверка завершилась, сборка и разборка закончены, все на месте, но все-таки напряжение возрастает. Взлетит или не взлетит?В каждый из семи дней освящения шатер надо было собрать, затем в него входил Аѓарон и совершал жертвоприношения, но ничего не происходило. Потом Моше разбирал его. Не было никакой возможности понять, что именно не так, на чем все застопорилось. Приходилось снова проверять все от начала до конца, пытаясь определить, в чем проблема. И только на восьмой день на жертвенник нисходит огонь с небес — как отмечают Раши и другие комментаторы, это происходит, когда Аѓарон и Моше входят в Шатер собрания и молят о милости. Настает момент, когда все разрозненные составляющие складываются в единый комплекс, и наконец-то все срабатывает: «И вошли Моше и Аѓарон в Шатер собрания, и вышли [оттуда], и благословили народ. И явилась Слава Г-спода всему народу. И вышел огонь от Г-спода, и сжег на жертвеннике всесожжение и жир. И увидел весь народ, и возликовали, и пали ниц» (Ваикра, 9:23–24).

      К Шатру собрания пришел весь народ: шестьсот тысяч мужчин, женщины и дети. Все они ждали. Порядок действий довольно сложен, но тщательно описан в Торе. Сначала происходит одно, затем другое, и по мере продвижения напряжение возрастает. Что же случится в итоге? Святилище должно со­единить небо и землю. Произойдет это или нет? Как раз последние действия Моше, Аѓарона и священников наименее драматичны. На месте ли светильник? Вовремя ли принесен в жертву баран? И вот «явилась Слава Г-спода всему народу». С небес спускается огонь, цепь замкнулась. Подобным образом развивались события и при освящении Храма царем Шломо: тогда также вначале нарастало напряжение, а затем раздался вздох облегчения.Святилище — это сложный механизм, все части которого должны быть изготовлены с исключительной точностью. У каждой детали есть свое назначение: где она находится, для чего предназначена, с чем связана. Именно поэтому оно и может стать приспособлением, воспринимающим влияние Всевышнего. Если хоть какая-то мелкая деталь окажется не на месте, если светильник слегка отодвинут в сторону, ничто не сработает. Каждая из деталей складывается в общую совокупность системы.

      Подробное описание устройства Святилища и его функционирования вновь и вновь повторяется во всех деталях. Для чего Тора описывает нам нижние платья священников, объясняет, какими должны быть колокольчики на ризе? Какой цели служит подробный рассказ об эфоде, о двух его кольцах, к которым присоединяются другие, о разных видах креплений? Читатель этих, наиболее скучных для учащихся, страниц Пятикнижия может воскликнуть: «Зачем нужны все эти подробности? Зачем мне знать, что присоединяется к разным крючкам? Почему я должен читать про крепления цепочек к гнездам? Почему все эти детали повторяются, зачем они должны остаться в веках?» Однако, по сути, эти описания должны читаться на одном дыхании, как захватывающий детектив. Удалось ли выполнить план на деле? Не отступил ли Бецалель от требуемых размеров? Может быть, какая-то деталь была прикреплена не под тем углом, и теперь устройство не заработает?..

      Когда шьют одежду, шов можно сдвинуть чуть правее или левее — это не имеет особого значения. Но когда изготовляют скафандр водолаза или космонавта, всякое отступление от инструкций может привести к тому, что одежда чуть-чуть надорвется, и это чревато смертельной опасностью. Это не театральное представление, в котором нет особой разницы, сделан ли шаг в сторону или три шага вперед. Здесь легкомыслие приведет к такому же результату, что и попытка ребенка подражать электрику. Он видел, как работал настоящий электрик: взял розетку, вставил ее в гнездо, приложил винт, крутанул три раза отверткой — и с ним ничего не случилось. Но если ребенок попытается это повторить, он может получить удар током и погибнуть. В данном разделе все происходит на полном серьезе, неверный шаг чреват гибелью. Так, Аѓарон узнает, что ему не стоит входить в Святилище без ризы, «чтобы он не умер». Этим предостережением Тора дает понять, что речь идет не о зрелищном действе. Тот, кто, подобно Аѓарону, находится в эпицентре святости, играет с огнем, в буквальном смысле этого выражения. С этим связана и история смерти сыновей Аѓарона. Надаву и Авиѓу, двум сыновьям первосвященника, показалось, что они имеют право на самостоятельное действие. Но ошибка привела их к смерти…

Шанс на то, что в результате лотереи еврейскими общинами в Германии начнут править приличные люди, выше, чем на то, что они будут избраны на выборах.

- Какое ваше главное достоинство,г-н Рабинович?
- Несгибаемость.
- Вы принципиальны?
- Нет, у меня остеохондроз.

Чтобы плюнуть на убеждения, надо их иметь.

Всегда найдётся в еврейской общине козёл, который придумает про тебя какую-нибудь гадость. Овца, которая не только пустит эту информацию в массы, но ещё обязательно что-то добавит от себя, и баран, который непременно всему этому поверит.

Так долго кричали: "Такую страну прос..ли!", что как-то незаметно это стало главной национальной идеей.

У Рабиновича хорошо получается мыслить строго логически. А когда логика кончается, то он мыслит ещё лучше.

Когда человек умирает, некоторым людям особенно тяжело: тем, кому покойный должен, тем, кто платит за похороны и тем, кто несет гроб.

Больше всего тишина сближает тех, кто тайком делит деньги.

ВВС Германии уничтожили в Сирии инфраструктуру лагеря подготовки беженцев. Рабинович— супергерой "Человек Потом" . Он сделет всё, что угодно, выполнит любую задачу. Потом.

Очень трудно вовремя промолчать. Потому что вовремя - это загадочный и неуловимый временной отрезок.

- Роза Марковна, в чем, по Вашему мнению, заключается секрет успеха?

- Главное - это оказаться нужным местом в нужное время.

За власть Заветов!

Сегодня (11 Адар I 5776, 20 февраля ),мы читаем Тецаве, Шмот 27:20-30:10 и hафтару Йехизкияху,43:10-27.

Блог автора и ссылки на эту и другие статьи Вы видите ниже:

www.boti.ru/blog/20618
www.olddad.net
Иудаизм для "Чайников"